английская версия на главную Версия для слабовидящих

Рабоче-крестьянский граф

A N Tolstoy10 января 2018 года исполняется 135 лет со дня рождения писателя Алексея Николаевича Толстого, которого иногда насмешливо, иногда уважительно называли «рабоче-крестьянским графом».

 

 

Далекий, вообще от какой бы то ни было идеологии, Алексей Николаевич Толстой долгое время был депутатом Верховного Совета СССР. На VIII Чрезвычайном съезде Советов Председатель Совета народных комиссаров СССР Вячеслав Молотов отметил: «Передо мной выступал здесь всем известный Алексей Николаевич Толстой. Кто не знает, что это бывший граф Толстой! А теперь? Теперь он товарищ Толстой, один из лучших и самых популярных писателей земли советской – товарищ А. Н. Толстой. В этом виновата история. Но перемена-то произошла в лучшую сторону. С этим согласны мы вместе с самим А. Н. Толстым».

 

Алексей Николаевич Толстой действительно принадлежал к древнему дворянскому роду, но по материнской линии. Александра Леонтьевна Бостром (в первом браке – графиня Толстая) была урожденной Тургеневой и приходилась дальней родственницей декабристу Николаю Ивановичу Тургеневу и знаменитому писателю Ивану Сергеевичу Тургеневу. Женщиной она была романтичной, умной, но упрямой: за графа Николая Александровича Толстого, известного своим бешеным нравом, вышла вопреки воле родителей, надеясь «перевоспитать и облагородить» своего супруга.

 

В первые годы семья Толстых-Тургеневых жила относительно мирно: родилось трое детей – два сына и дочь. Но характеры супругов практически не изменились, Александра Леонтьевна Тургенева увлеклась идеями Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, которых граф Николаевич Александрович Толстой «органически не переносил». К «букету достоинств» Николая Александровича добавилась совершенно неукротимая ревность: один раз в припадке выстрелил из пистолета в жену. Вскоре они драматически расстались.

 

До Алексея Николаевича Толстого в русской литературе были писатели с неясным происхождением: В. А. Жуковский, И. А. Герцен, А. А. Фет. Но ни один из них, так остро не ощущал свою «неполноценность» и не стремился «восстановить справедливость». Алексей Николаевич не знал о драме своего появления на свет, рос беспечно и беззаботно, со спокойной душой считая, что его родной отец – Алексей Аполлонович Бостром.

 

В детстве Алеша Толстой отца-отчима любил, в молодости относился с почтением, но позднее над ним подтрунивал: «Чего только не навидался я тогда в помещичьих гнездах! Вот, например, мой отчим – Бостром очень интересный был человек. Представьте себе, помещик – марксист! Да, да! Марксист! Он был настоящим пугалом для соседей-помещиков, когда с неумолимой логикой доказывал им, что в ближайшее время помещичья Россия взорвется! А у него самого хозяйство развалилось, хоть он и носился постоянно с фантастическими проектами обогащения. А батраки у него жили в грязных бараках. И кормили батраков отвратительно. Я однажды спросил отчима, как может он при марксистских убеждениях так относиться к рабочему люду. А он посмеялся, покровительственно похлопал меня по плечу и сказал: «Эх, студент, студент! Ты еще не понимаешь, что идеи – это одно, а жизнь совсем другое». Это наставление накрепко засело в голове у юного Алексея и определило его собственную жизнь.

 

Графский титул и фамилию Алексей Николаевич получил в 1900 году по завещанию Николая Александровича Толстого, своего формального отца, который оставил ему неплохое наследство – тридцать тысяч рублей.

 

Окончив в мае 1901 года Самарское реальное училище, Алексей уехал в Петербург, где стал студентом Петербургского технологического института, благо это позволяло полученное наследство. О писательской деятельности тогда еще и мысли не возникало: пробовал сочинять стихи о любви, главный критик и ценитель, Александра Леонтьевна вынесла суровый вердикт: «Очень серо и скучно».

 

Студенческие годы Алексея Николаевича проходили весело. Вместе с Алексеем в Петербург поехала его любимая девушка Юлия Рожанская.

 

«Я рано женился – девятнадцати лет, – на студентке-медичке, и мы прожили вместе обычной студенческой жизнью до конца 1906 года», – вспоминал Алексей Николаевич Толстой в своей краткой автобиографии. – Я места себе не находил без Юленьки. Встретившись с ней, я нашел душевный покой. А потом мы вместе уехали в Санкт-Петербург, где Юлинька поступила в медицинский институт». Юля с радостью встретила предложение Алексея Николаевича выйти за него замуж. В январе 1903 года у них родился сын Юра, они успешно сдают экзамены за 4-й курс, переходят на 5-й. Но обстановка в стране накаляется, и у Толстого появилась мысль уехать для продолжения учебы в Дрезден к своему товарищу – сокурснику по институту.

 

В Германии весной 1906 года Алексей Николаевич Толстой встречает Софью Розенфельд. Уже через год, по возвращении в Россию, он сделал ей предложение и почти немедленно рассказал обо всем жене. Юлия Рожанская проявила поразительное великодушие: «Если ты окончательно решил отдаться искусству, то Софья Исааковна тебе больше подходит». Три года А. Н. Толстой ждал расторжения брачных уз, но это уже не имело для него никакого значения: 11 мая 1908 умер его пятилетний сын Юрий, и больше с Юлией Рожанской его ничего не связывало.

 

В том же 1908 году в журнале «Нива» Алексей Николаевич напечатал свой первый рассказ «Старая башня». Позже он вспоминал об этом: «в один серенький денек, оказалось в моем кошельке сто рублей на всю жизнь и, не раздумывая, я кинулся в мутные воды литературы. Дальнейшее – трудный путь борьбы, работы, познания, падения, отчаяния, взлетов, восторгов, надежд и все возрастающего к себе требования». В последующие годы писатель в огромном количестве создавал рассказы, сказки, стихи, повести и публиковал их в 16 разных изданиях. При этом он «умудрялся не пропускать практически ни одного литературного сборища»: вечеринки, литературные салоны, вернисажи, юбилеи, театральной премьеры.

 

Корней Чуковский вспоминал: «Когда он (Алексей Николаевич Толстой), медлительный, импозантный и важный, появлялся в тесной компании близких людей, он оставлял свою импозантность и важность вместе с цилиндром в прихожей и сразу превращался в «Алешу», доброго малого, хохотуна, балагура, неистощимого рассказчика уморительно забавных историй из жизни своего родного Заволжья. Это гармоничный, счастливый, свободный, воздушный, нисколько не напряженный талант. Он пишет, как дышит. Что ни подвернется ему под перо: деревья, кобылы, закаты, старые бабушки, дети, – все живет, и блестит, и восхищает». Любимое словечко Алексея Николаевича Толстого «колбаситься» не устарело и сегодня.

 

Незадолго до революции Алексей Николаевич Толстой вторично проходит «изматывающую» процедуру развода. Его третьей женой стала Наталья Крандиевская, дочь книгоиздателя, уже довольно известная поэтесса, которую современники ставили на один уровень с Мариной Цветаевой и Анной Ахматовой. Оставленная Софья записала в своем дневнике: «Алексей Николаевич входил в литературную семью, где его творческие и бытовые запросы должны были встретить полное понимание. Несмотря на горечь расставания (а она была, не могла не быть, после стольких лет совместной жизни), это обстоятельство меня утешало и успокаивало».

 

С Крандиевской Алексей Николаевич Толстой счастливо прожил двадцать лет, у них родились два сына – Дмитрий и Никита. Но литературная деятельность Натальи Васильевны прекратилась – она добровольно отказалась от нее, став помощником и секретарем своего мужа, «всего лишь» умной, тонкой, понимающей женой и матерью. «Вспоминаю мой обычный день, – писала она в своем дневнике. – Ответить в Лондон издателю Бруксу; в Берлин — агенту Каганскому; закончить корректуру. Унять Митюшку. Выйти к просителям, к корреспондентам. В кабинете прослушать новую страницу, переписать отсюда и досюда. Позвонить в магазин. Позвонить фининспектору. Заполнить декларацию. Принять отчет от столяра. Вызвать обойщика, перевесить портьеры. Нет миног к обеду, а ведь Алеша просил… И долгие годы во всем этом мне удавалось сохранить трудовое равновесие, веселую энергию. Все было одушевлено и озарено. Все казалось праздником: я участвовала в его жизни…».

 

Во время Первой мировой войны писатель был военным корреспондентом. Толстой с огромным энтузиазмом встретил Февральскую революцию. Но «эйфория» быстро сменилась подавленностью и ужасом: один из его братьев, сестра, два родных дяди, многие другие члены семьи погибли от рук большевиков либо от голода и холода. Спастись удалось старшему брату – Мстиславу, который эмигрировал. Уехал из страны и сам Алексей Николаевич.

 

В эмиграции Алексей Николаевич Толстой не мог добиться привычного комфорта, так как не знал языков (ни английского, ни французского, ни немецкого). Писатель постоянно жаловался на жизнь. За сотрудничество в газете «Накануне» его исключили из эмигрантского Союза русских писателей и журналистов: против голосовал один лишь А. И. Куприн, а И. А. Бунин воздержался. Последний вспоминал о Толстом как о веселом, интересном собеседнике, отличном рассказчике, прекрасном чтеце своих произведений.

 

Писать Алексей Николаевич не переставал. Так, в 1918 году в Одессе была написана прелестная повесть-фантазия «Граф Калиостро». Во время эмиграции увидела свет автобиографическая повесть «Детство Никиты», а также первая часть будущей трилогии «Хождение по мукам», восторженно принятая эмигрантами, но переписанная после возвращения в Россию.

 

В 1937 году, в личной жизни Алексея Николаевича Толстого снова произошли перемены. Он оставил в Ленинграде Наталью Крандиевскую с детьми, а сам переехал в Москву с новой женой – Людмилой Баршевой, которую привела в дом сама Наталья Васильевна в качестве секретаря. В этом году в Москве началась новая жизнь писателя: депутат Верховного Совета СССР академик награжден Орденом Ленина и двумя Сталинскими премиями Третью, за незаконченного «Петра Первого», вручат посмертно вдове писателя.

 

В 1944 году Алексей Николаевич Толстой заболел, а 23 февраля 1945 года умер. Корней Иванович Чуковский вспоминал: «За несколько недель до кончины, празднуя день рождения, устроил для друзей веселый пир, где много озорничал и куролесил по-прежнему».

 

У Алексея Николаевича Толстого нет ни одного произведения, написанного «в стол». Он считал, что должен писать только то, что может быть немедленно напечатано. Практически все его произведения и печатались. Писатель «строил» свое творчество с железной волей и упорством, «умело приспосабливаясь, но не менее умело сопротивляясь илиуклоняясь». А наиболее привлекательной, по мнению писателя и критика Алексея Варламова, чертой А. Н. Толстого была любовь и уважение автора к своим героям.

 

 

Спрашивайте книги Алексея Николаевича Толстого в Челябинской областной юношеской библиотеке!


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Поиск по сайту


STOP-книга!

  • 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • acter_game_m.jpg
  • akter_kniga_m.jpg
  • balet_m.jpg
  • ceccaris_m.jpg
  • istoriya_kostyuma_m.jpg
  • kak_stat_svesd_m.jpg
  • Pavarotti_m.jpg
  • tabakerka.jpg
  • tri_hita_m.jpg
  • vicokii_m.jpg
  • voylok_m.jpg
  • Zhizn_rasskazannaya_m.jpg
  • ZHZL.jpg

Баннеры

Кольцо НКО Яндекс.Метрика